Рекомендуем

• Смотрите на сайте вскрытие квартир Ступино.

отдых в Крыму

Сказки крымских татар: О щедром хане и Мустафе Муждабе

Однажды Крым Гирей-хан возвращался с охоты. На дороге встретился ему Myстафа Муждаба который ехал на черном ишаке. Мустафа остановил хана и как видно не узнав с кем он говорит обратился к нему с такою речью
— Не знаешь ли добрый путник, как мне проехать ко дворцу чтобы увидеть самого Крым-Гирея?

Хан заинтересовался желанием этого человека и в свою очередь спросил его — зачем ему это нужно?
— О добрый путник - ответил Мустафа — видишь ли я задолжал одному купцу десять червонцев и этот жадный шайтан да будет он проклят Аллахом грозит что посадит меня в тюрьму если я не возвращу ему его окаянные деньги!
— А кто ты такой? — спросил хан
— Эге — ответил Мустафа - кто я такой знает только моя мать, да и та давно гуляет уже в садах Эдема.
— А зачем тебе нужен хан? — спросил Крым-Гирей удивленный таким ответом
— Так по пустякам, — ответил Мустафа — я хочу попросить у него десять тысяч червонцев может быть даст.
— А если он не даст тебе этих десяти тысяч?
— Ну тогда пусть даст тысячу!
— А если и тысячу не даст, что тогда?
— Ну тот да, так и быть, уступлю до ста!
— А если и ста червонцев не даст — настаивал хан — что ты тогда будешь делать?
— Раз уж ты хочешь знать дорогой эфенди, то знай что если такой богатый осел как хан, пожалеет для меня ста червонцев, то пусть тогда все четыре ноги моего черного ишака войдут в чрево его любимой жены а я сяду сверху и поеду домой на них обоих!

Хану так стало любопытно все это, что он шепотом приказал одному из своей свиты при-вести чудака во дворец и сейчас же сам поскакал туда, но другой дорогой. Проникнув во дворец раньше Мустафы, хан влез на трон и стал ожидать появления своего доброжелателя. Через минуту доложили о приходе просителя, и хан велел пустить его к своему трону. Как только Мустафа предстал перед ханом, он тотчас узнал в нем своею собеседника, с которым разговаривал по пути

Но не моргнув глазом, он поклонился хану и приветствовал его по всем правилам.
— Кто ты, странник? — спросил хан.
— О, повелитель Крыма и Московы, о том, кто я, спроси, пожалуйста, мою мать, когда увидишь ее в раю Магомета.
— А чего ты хочешь от меня?
— Много слышал я о твоих богатствах, — сказал Мустафа, — вот и пришел попросить у тебя несколько монет. Нужны мне десять тысяч червонцев, дай мне их.
— Аллах версин, — ответил хан.
— О, благочестивый хан, не оскверняй себя перед Аллахом, отказывая бедняку в помощи. Дай тогда хоть тысячу.
— Аллах версин, — ответил хан.
— И ста червонцев не дашь? — удивился Мустафа.
— Аллах версин, — опять произнес хан.
— Ну, будь здоров и невредим, о, благочестивый правитель. Знай только, что черный ишак стоит привязанный у ворот твоего гарема.

Сказки крымских татар: О мудром ишаке

В очень давние времена у одного престарелого чабана был старый и умудренный опытом ишак. Чабан очень любил своего ишака и не упускал случая похвалиться им.
— Мой осел, да продлит Аллах его дни, гораздо умнее визирей нашего падишаха, — говорил он во всех кофейнях.
Однажды слона чабана достигли царственных ушей.
— Как смеет голый чабан сравнивать своего плешивого ишака с моими любимыми визирями?! — закричал в гневе падишах. — Немедленно привести ко мне дерзкого нечестивца!
Стража тотчас же разыскала старика и доставила его перед грозные очи властителя.
— Ну, — сказал падишах, — отвечай мне прямо, как осмелился ты, мелкий червяк, унижать моих визирей такими кощунственными уподоблениями?

Чабан, нисколько не смутившись, посмотрел султану в глаза и сказал:
— О, мудрейший из мудрых, властелин над властелинами, шахиншах. Я ведь не попусту говорю, что мой осел, да будет благословен час его рождения, умней, чем твои любимцы визири. Поверь мне, что моими устами говорит так чуть ли не сам Аллах. Однажды я ехал на этом осле через мост, на котором было немало дыр и щелей. Как ни был осторожен мой осел, а все-таки попал он одной ногой в дыру и повредил себе колено. И с тех пор, сколько бы ни приходилось мне проезжать через тот мост, мой мудрый осел, да будет над ним благословение пророка, ни за что не хотел переходить по этому месту, где была дыра. Он всегда благоразумно обходил ее, помня о том, что с ним случилось. Скажи же теперь, о царь царей, так ли благоразумно поступают твои визири?! Я давно живу на свете и видел своими глазами, сколько их перевешал ты за слишком уж явное воровство, вероломство и взяточничество. И ни один из них никогда не хотел учесть опыта своих предшественников и сделать так, чтобы злоупотребления не бросались в глаза. Сколь ни широк мост узаконенных тобой злодеяний, а все-таки не могут твои визири ловко обходить встречающиеся на нем узкие щели выпущенных для вида законов. Как можешь ты, спрошу теперь я, сравнивать после этого моего мудрого осла с этими дураками?!

Ничего не оставалось сделать падишаху, как согласиться с доводами чабана и, наградив его попоной для ишака, от пустить невредимым из дворца.