Рекомендуем

• Смотрите здесь обменник wmz Киев.

отдых в Крыму

Парапланерист: «Полеты – это мой образ жизни»

Гора Клементьева славится своими летными школами. «Кафа» встретилась с одним из парапланеристов, поэтом и музыкантом, чемпионом кубка «Коктебель 2006» Сергеем Макушенко, в «летающей» тусовке известным как Братело.

Сергей родом из Кривого Рога, свой первый полет на Клементьева он совершил в 2001 году, с тех пор так и остался жить в Крыму.

- Как у тебя появилась тяга к полетам?
- Есть такое понятие, как «небом крещеные», это, наверное, самый правильный ответ на этот вопрос. А вообще, я с юности занимался парашютным спортом. В 1992 году впервые попробовал полететь на параплане. Это было на моей родине в Кривом Роге.

- Расскажи об истории первого полета.
- В свое время я ушел с рюкзаком в Крымские горы, тогда и познакомился с горой Клементьева. Это место очень известное, мне о нем рассказывали друзья. Как я уже говорил, мой первый полет на параплане состоялся у меня на родине. Но спустя восемь лет я совершил полет на Клементьева и это уже совершенно иной отсчет. Для меня первый полет тот, который был совершен в Крыму. Это было в 2001 году. И с того времени я так и живу в Феодосии. Здесь моя любимая работа и увлечение. А полеты – это мой образ жизни.

- На горе много клубов, есть ли между ними какие-нибудь различия?
- На Клементьева находятся клубы дельтапланеризма, парапланернизма, планеризма. Существуют приезжие клубы, которые в основном приезжают только на лето из Москвы, Киева, Харькова и других городов. Между ними есть отличия в подходе, обучении. В двух словах это не расскажешь.

- Как работают клубы?
- У каждого есть своя школа, по которой они работают. Что касается меня, то мой клуб называется «Bratelos Club». На горе меня называют Братело, отсюда и название. Но это не только полеты. Хотя именно благодаря полетам сдружилось великое множество интереснейших людей – братьев по юмору и по жизни. Кроме летных дней есть и летные вечера. И это всегда здорово! Особенно для тех, кто любит музыку.
У нас здоровое общение. Спорт дисциплинирует. В частности, такой спорт, когда человек имеет возможность отрывать ноги от земли. Хотя мы можем себе позволять расслабиться, в отличие от спринтеров или велосипедистов.

- Парапланеризм – так романтично звучит. Это увлечение как-то отражается в твоем творчестве?
- Да. Одно навеяно другим. Согласен с тем, что звучит романтично. Это на самом деле очень красиво. Мое творчество – песни и музыка, посвящено полетам. И таких людей среди парапланеристов много, которые помимо полетов увлекаются другим вещами. Сейчас в Москве сделали сборник парапланерных песен. В него вошли и мои композиции.

- Что же для вас отдых?
- Зимой, как правило, сидим внизу. С летной погодой не всегда везет. Но когда появляется возможность выехать и полетать… Это дает хороший заряд. Возвращаешься с горы на таком подъеме! Наверное, настоящий отдых – в полете.

- А как же страх высоты, о котором так много говорят?
- Что касается боязни высоты, то например я боюсь ее. Ощущение высоты, когда люди лазают по стенам или летают – очень разные. Когда есть привязка к земле, когда ты на чем-то стоишь и можешь упасть – это одно дело. Если привязки с землей нет, ощущение другое. Я как-то в Кривом Роге пошел работать на высотку, решил заняться промышленным альпинизмом. Почему-то подумал, что раз летаю, то будет не страшно. И к своему удивлению, понял, что чувствую себя на высоте, мягко говоря – не комфортно. Так что боязнь высоты – фишка относительная. И если впервые появляется желание полетать, то бояться не надо. В небе ничего общего со страхом высоты на земле не испытываешь. Иногда приходится катать людей и обычно те, которые боялись, потом говорят, что совсем не страшно.

- А тебе снится по ночам, что ты летаешь?
- Сейчас нет, а раньше бывало. Бывает, что и наяву летаем по ночам. В полнолуние, когда дует южный ветер. Но редко бывает так, чтобы видимость была хорошей и ветер подходящий.

- Бывают запоминающиеся полеты?
- Мы летаем в динамическом полете, а бывают спортивные маршрутные полеты на дальние расстояния. Маршрутные полеты все хорошие помню: сколько набирал высоты, над какими горами пролетал.
Как-то я набрал максимальную высоту 2880 метров над уровнем моря – это был мой рекорд. А дело происходило летом. Я под кромкой облака, руки замерзли – высоко все-таки, там прохладней. И вспомнил, что не взял перчатки. На всякий случай решил проверить, может, они в подвеске. Точно есть! Достал, пытаюсь их надеть… До этого был занят рабочими моментами, а когда достал перчатки, мне стало ясно, что я могу их уронить и не найду их больше никогда. Мне так страшно стало, весь сжался. Почувствовал себя беззащитным, давай эти перчаточки надевать…
Вот такое воспоминание всплыло.